"Самоздрав" - дыхательный тренажер.
Оптовая и розничная поставка по РФ и странам СНГ

Заказать обратный звонок
Комплекс «Самоздрав» - устраняет спазм
сосудов за счет нормализации газового
состава крови и может применяться при:
- артериальной гипертензии;
- стенокардии и аритмии;
- бронхиальной астме;
- мигрени и ряде других заболеваний.
Samozdrav1@mail.ru
8 (495) 374-71-86 (Мск)
8 (800) 500-51-86 (РФ)

Метод Бутейко

Описание метода дыхательной гимнастики Бутейко

 Бутейко фотография

Подробное описание метода Бутейко

Введение
Основные определения и термины
Область действия теории (предметная область)
Основные принципы (постулаты)
Базовая модель и конкретные формальные модели
Факторы, влияющие на дыхание
Измерение степени болезни (диагностика) Глубокого Дыхания — контрольная пауза
Свойства шкалы состояния дыхания
Болезнь Глубокого Дыхания и причина проявления симптомов, называемых «болезнями цивилизации»
Динамика болезни Глубокого Дыхания
Острая форма, без перехода в хроническую
Хроническая форма болезни Глубокого Дыхания
Стадии болезни Глубокого Дыхания (зоны устойчивости)
Процесс деградации здоровья
Процесс выздоровления
Очистительно-восстановительные реакции
Что такое психоломка
Принципы симптоматической терапии
Медикаментозные методы
Не медикаментозные методы
Применение теории (метод Бутейко)
О » проверках» метода Бутейко
Заключение
Приложение 1. Теорема о роли биохимических процессов в медицине
Приложение 2. Некоторые признаки низкой квалификации методиста
Приложение 3. Ответы на часто задаваемые вопросы
Библиография 

 

Введение

 

Теория нашего открытия содержит в основном проблему выживания. Я претендую на одно: я открыл причину наиболее частых заболеваний — Глубокое Дыхание. До меня это никто никогда не говорил. Это и есть суть моего открытия. Ни значение, ни влияние CO2 на органы, на системы, ни влияние CO2 на дыхание и прочее «. (Из стенограммы выступления К.П. Бутейко на 5 Всесоюз- ного семинара по методу Бутейко. Москва, 1990)

 Фантастические события происходят в научном мире вокруг российского ученого-врача К.П. Бутейко. С одной стороны, это всемирная известность его метода лечения на основе исправления дыхания, удостоенного внимания даже правительственных органов в России [1] и Великобритании [2]. С другой стороны, наблюдается абсолютное невнимание к научным основам, на которых построен метод Бутейко. Авторам не удалось найти ни одной ссылки на научные работы К.П. Бутейко в статьях независимых специалистов. В результате метод Бутейко искажен до неузнаваемости. А ученые вынуждены снова начинать с предположения, что дисфункция дыхания является причиной астмы и других болезней [3- 5], то есть возвратиться на 53 года назад.
Причины этого следующие. Результаты исследований К.П. Бутейко намного опережали уровень медицинской науки середины двадцатого столетия. Это могло быть одной из причин, почему они не были поняты. Вместе с тем, необходимость высокого уровня медицинских и общенаучных знаний невидима для пациента и стороннего наблюдателя в процессе терапии Бутейко. Как результат, любой невежда имел искушение пробовать себя в лечении других, неосознанно паразитируя на том, что некоторые пациенты исправляют свое дыхание интуитивно и независимо от некомпетентных рекомендаций их «наставников». С 1998 года К.П. Бутейко не смог продолжать активную работу из-за тяжелой травмы головного мозга, что стало еще одной причиной, отчего ситуация вышла из-под его контроля. Из-за сложившейся ситуации большое количество «клиник», «школ» и даже «институтов» с его именем возникли во всем мире, начиная от Москвы и достигая Новой Зеландии и Австралии, заведение где псевдоученики, псевдовдова, псевдодрузья, и другие псевдо- последователи доктора Бутейко обучают новых псевдо- Бутейкометодистов из кого угодно, включая водопроводчиков и продавцов, менее, чем за две недели. Кроме того, такие «псевдо- последователи» оказались не в состоянии даже правильно измерить Контрольную Паузу и внимательно прочитать его Предисловие к книгам [6-8], где К.П. Бутейко ясно объяснил, что единственным научно обоснованным принципом предупреждения и лечения болезней века является уменьшение глубины дыхания для нормализации его физиологической функции. И это — несмотря на 110000-ный тираж указанных книг. В то же время псевдопоследователи издали огромное количество некомпетентных публикаций с псевдоинструкциями и псевдообоснованиями. Их материалы были основаны на общественных лекциях доктора Бутейко «для тех, кто не знает ни медицины, ни физики» [К.П. Бутейко]. Эти публикации также свидетельствуют о непонимании псевдопоследователями различия между методом Бутейко и другими направлениями в исследованиях К.П. Бутейко. В частности, его исследованиями роли CO2 в организме, влияния легочной вентиляции на интенсивности симптомов и т.д. Вот почему чрезвычайно важно безотлагательно познакомить исследователей, врачей и методистов с подлинной научной теорией Бутейко [9-11] и ее применением — методом Бутейко. Авторы полагают, что публикация подлинной теории также поможет медицинским клиническим врачам преодолевать дополнительные трудности, работая с пациентами после «экспериментов» некомпетентных псевдо-Бутейко-методистов в тех случаях, когда интуиция пациента и методиста оказалось неэффективна.

 

 

 Основные определения и термины

 

В работе используются общепринятые определения и термины, за исключением тех случаев, когда возможны ситуации неточного или неправильного толкования, или непонимания теории К.П. Бутейко.
Далее мы перечисляем специфически определенные термины:

1. Механизм регуляции и восстановления (МРВ) какой либо функции — это рассматриваемая как единое целое совокупность биохимических, биофизических, нервных и психических процессов, обеспечивающих управление данной функцией, а также восстановление ее, и чего-либо еще после повреждений.

2. Болезнь — нарушение одного или нескольких механизмов регулирования и восстановления функции организма. Это определение соответствует точке зрения К. П. Бутейко [12], а так же определениям Н.М. Амосова и F. Hoff [13].

3. Болезнь Глубокого Дыхания — нарушение МРВ такой функции, как дыхание.

4. Гипервентиляция — только один из симптомов болезни Глубокого Дыхания, к которому может быть применено любое определение из [14-15, 23]. Сравнение третьего и четвертого определений показывает, что использование термина «гипервентиляционный синдром» вместо термина «болезнь Глубокого Дыхания» подобно использованию термина «температурный синдром» вместо термина «инфекционная болезнь».

5. Важность той или иной функции или механизма регуляции и восстановления определяется следующим образом. Для функции: чем важнее функция, тем сильнее нарушения в ее работе сказываются на здоровье. Для механизма: правильная работа более важного механизма может привести к полному или частичному восстановлению правильности работы менее важного механизма. Исправление работы менее важного механизма не обеспечивает восстановление правильности работы более важного механизма.

6. Комфорт — комплекс условий жизнедеятельности, обеспечивающий максимизацию количества и степени приятных ощущений, удовольствий и минимизацию количества и степени неприятных ощущений, не удовольствий.

7. Цивилизация — сочетание уровня развития производительных сил и правил организации общества, обеспечивающее многим его членам отсутствие ограничений в питании, сне, малоподвижности, обогреве, употреблении лекарств, направленное в своем развитии на увеличение потребления с целью достижения максимального комфорта.

8. Точность, достаточная для практического применения. Под выделенным термином, будем понимать то, что если соблюдены введенные в теории ограничения, то все ее выводы должны подтверждаться не реже, чем в девяти случаях из десяти т.е. в не менее 90% случаев. Относительно численных значений контрольной паузы это плюс-минус одна секунда. Относительно пульса  плюс-минус два-три удара в минуту.

9. Болезни цивилизации — это симптомы или синдромы (совокупность симптомов), попадающих в предметную область теории Бутейко.

10. Нравственность — это фактор человеческого сознания, вытекающий из его системы ценностей, который определяющим образом влияет на принятие решений и поступки, затрагивающие интересы других людей.

11. Количественная мера нравственности. Поступок или решение следует считать более нравственным, если он (оно) соответствует (или хотя бы не противоречит) интересам большего числа людей на большем интервале времени.

 

 

Область действия теории

 

Отдельные положения теории могут применяться в любой области медицины. Но, наиболее полно и с точностью, достаточной для клинических и профилактических применений, теория должна описывать ограниченное множество состояний и реакций человека.
Основные ограничения следуют из следующих предположений:
• Человек находится в условиях современной цивилизации, то есть, нет внешних, существенных ограничений в пище, отдыхе, удовольствиях и т.д.
• Человек не находится в бессознательном состоянии.
• Не учитываются генетические нарушения в организме.
• В организме присутствует некоторое количество резервных сил и энергии, необходимых для выполнения функций обмена со средой и обеспечения работы механизмов регуляции и восстановления.
• Не учитываются невозвратные нарушения механизмов регуляции и восстановления, а так же основных функций и органов человека, например, из-за травм, геронтологических изменений и т.п.
• Инфекции не учтены.

В результате основы теория Бутейко не претендуют на достаточно точное и полное описание основных изменений в организме при следующих процессах и типах патологий:
• Инфекционные болезни.
• Наследственные болезни, вызванные генетически обусловленными нарушениями механизмов регуляции и восстановления. Но наличие «генетической предрасположенности» не ограничивает применение теории К.П. Бутейко.
• Тяжелые формы психических расстройств.
• Травматические нарушения.
• Экстремальные состояния (наркотики, отравления, ожоги, радиация и т.п.)
• Состояния на грани жизни и смерти (реанимация).
• Геронтологические нарушения, вызванные процессами старения и износа.
• Нарушения в работе сознания, бессознательные состояния.
• Рак.
• Процессы в организме, непосредственно связанные с функцией продолжения рода.

При этом следует иметь в виду, что применение положений теории и метода Бутейко в перечисленных областях часто позволяет резко повысить эффективность лечебной помощи, за счет создания общего благоприятного фона. Перечисленные ограничения раскрывают данное выше формальное определение «болезням цивилизации». Это всего лишь несколько десятков заболеваний из общего списка многих тысяч известных в медицине недомоганий. Например, это — артериальная гипертензия, риниты, бронхиты, астма, аллергия, сердечно-сосудистые недомогания, неврозы, и т.д.

 

Основные принципы (постулаты)

 

Здесь приведены положения, которые приняты без доказательств.
1. Человек представляет неразрывное единство физиологических процессов и сознания [16, 17]. Эти два компонента рассматриваются как взаимовлияющие факторы одного порядка.
2. Невозможно помочь организму вылечить болезнь, не определив ее причину.
3. Болезнь, как правило, не заметна пациентом. Заметны лишь симптомы.
4. О преодолевании дискомфорта. Согласно общим принципам сохранения кажется невероятным преодолеть хроническую болезнь без активных усилий со стороны пациента, без способности переносить терпеливо, без напряжения ощущения дискомфорта.
5. Об активной роли пациента. Только сам организм может вылечить болезнь посредством соответствующих МРВ. Доктор и пациент могут лишь помогать или препятствовать этим механизмам. Следовательно, пациент должен быть самым активным участником процесса лечения. Необоснованное вмешательство в естественную работу этих механизмов очень опасно.
6. Об иерархии функций. Степень влияния функций обмена со средой на процессы в организме (важность функции) можно определить по времени сохранения жизнедеятельности при отключении соответствующей функции. Чем быстрее погибает организм при отключении какой-либо функции — тем сильнее данная функция влияет на процессы в организме. Согласно этому принципу, среди функций, легко поддающихся сознательному управлению, дыхание обладает наибольшим влиянием на внутренние процессы, так как при остановке дыхания организм может прожить всего несколько минут (без воды — несколько дней, без пищи — несколько недель). Важность МРВ определяется важностью соответствующей функции.
7. Об асимметрии стойкости к болезням. Зависимость эффективности и устойчивости к болезням механизмов регуляции и восстановления от ощущаемого и/или осознаваемого уровня угрозы выживанию вида асимметрична относительно диапазона значений, принимаемого за норму. Например, эти функции лучше работают при недоедании, недосыпании, избытке движения, чем при переедании, пересыпании, недостатке движения и т.п. Более того, предполагается, что при наличии факторов угрозы выживания, улучшается не только работа механизмов, непосредственно связанных с этим фактором, но и всех других механизмов регуляции и восстановления. Проще говоря, этот принцип в общей биологии должен рассматриваться как закон, входящий в теорию эволюции. Действительно, с точки зрения выживания вида гораздо опаснее болеть, когда мало корма, приходится часто убегать от хищников и т.д. и т.п. Очевидно, такая система принципов несовместима с системой принципов традиционной медицины, которая неявно предполагает пассивную роль пациента, достижение минимума неприятных ощущений в течение лечения и т.д. Поэтому естественным будет предложение классифицировать всю медицину как два взаимодействующих направления, которые можно назвать как «медицина выживания» и «медицина комфорта»

 

Базовая модель и конкретные формальные модели

 

Введем в рассмотрение следующие объекты.
1. Обмен веществ (метаболизм). Состояние этого объекта в теории Бутейко определяет уровень физического здоровья человека. Состояние обмена веществ определяется многими параметрами, в частности, кислотно-щелочным балансом, измеряемым уровнем кислотности (pH) и т.д.
2. Второй тип объектов в теории К.П. Бутейко это МРВ какой-либо функции, рассматриваемый как единое целое. Так, например, механизм рефлекторного управления дыханием, механизм обеспечения клеток и органов окислителем (кислородом), механизм управления температурой тела и т.д., и т.п.
3. Третий вид объектов — это процессы обмена с окружающей средой. Сюда следует включить дыхание, питание, движение, терморегуляцию, выведение продуктов обмена веществ (например, стул, мочеиспускание, потение, выделения мокроты, сальных желез на коже и т.д.). Согласно шестому принципу иерархии функций, дыхание является самым важным из них. Хотя на практике приходится учитывать и другие процессы с целью обезопасить для пациента процесс выздоровления.
4. Четвертый, как оказалось, очень важный объект — сознание. Охарактеризуем теперь связи между объектами, отражающие влияние одного объекта на другой (рис. 1).

Бутейко 1

Связи по направлению от обмена веществ к остальным объектам схемы представляются весьма очевидными. Имеется в виду, что, если в обмене веществ возникают диспропорции и нарушения, то неизбежно это сказывается на работе всех объектов модели, включая сознание. Причем, такое действие, очевидно, имеет как монотонную, так и дискретную составляющие. Т.е. возможны как плавные ухудшения или улучшения, так и пороговые изменения («поломки» или восстановления) при достижении в обмене веществ определенных уровней диспропорций. Кроме того, в этих связях, очевидно, присутствует и информационная компонента, позволяющая механизмам регуляции и восстановления принимать решения об интенсивности их воздействий. Связи по направлению от механизмов регуляции и восстановления также очевидны, поскольку отражают саму функцию регуляции этих механизмов. Связь по направлению от механизма управления дыханием к сознанию отражает сознательно воспринимаемые ощущения, такие как легкость или затрудненность дыхания, желание или потребность вдохнуть или выдохнуть, увеличить или уменьшить дыхание, и т.п. Связь в обратном направлении, т.е. от сознания к механизму подсознательного управления дыханием имеет две составляющие. Одну можно считать общепризнанной. Это возможность сознательно влиять на данный механизм несколькими способами.
 А.) За счет подачи как бы «общих команд» типа «остановить дыхание», «продолжить дыхание», «уменьшить дыхание», «увеличить дыхание» и т.д., оставляя за механизмом управление деталями дыхательных циклов.
 Б.) Посредством ассоциаций.
 В.) Сознательного применения факторов уменьшения или увеличения глубины дыхания (см. в следующих разделах). Другая составляющая вытекает из 7-го принципа теории Бутейко (об асимметрии устойчивости). Здесь речь идет об общей характеристике сознания, называемой системой ценностей, нравственностью и т.п. Из введенной выше количественной меры нравственности следует, что более нравственные решения и поступки больше способствуют выживанию вида людей, а менее нравственные — меньше. Тогда, согласно 7-му принципу, у человека с большей нравственностью, приученного принимать более нравственные решения и совершать более нравственные поступки, МРВ дыхания должен работать лучше, что и наблюдается в клинической практике. Связь от сознания к дыханию и другим процессам взаимодействия со средой отражает очевидную возможность в определенных пределах произвольно (сознательно, волевым способом) регулировать эти процессы. Здесь опять необходимо обратить внимание на процесс дыхания. Рассматриваемая связь указывает на возможность сознательно управлять всеми элементами дыхательного процесса непосредственно, как бы «минуя» механизм регуляции и восстановления. Т.е., согласно приведенной модели, существуют два способа сознательно управления процессом дыхания:
а) через механизм регуляции и восстановления дыхания;
б) «непосредственно».
Очевидно, что второй способ крайне опасен, так как является грубым вмешательством в естественную, до конца непознанную логику работы очень сложного механизма. Таким образом, с вероятностью близкой к единице, длительное применение второго способа должно привести к дополнительным нарушениям в механизме управления дыханием, а, следовательно, и к усилению болезни Глубокого Дыхания. Все это подтверждается многочисленными печальными примерами как из практики не изучивших внимательно метод Бут
ейко, так и последователей всяческих дыхательных гимнастик и «псевдойоговских» школ тренировок дыхания. Кроме базовой модели, теория Бутейко предполагает также использование конкретных моделей, особенно для применения в клинической практике. Конкретная модель отличается от базовой модели тем, что вместо объекта «другие механизмы» подставляют один, или несколько конкретных механизмов регуляции и восстановления. Для подстановки выбираются механизмы, которые у конкретного пациента порождают болезненные симптомы (ринит, бронхит и т.п.) и/или в наибольшей степени поражены болезнью Глубокого Дыхания (аллергия, диабет и т.п.). При этом большую помощь может оказать внимательное изучение истории болезни, показывающей, какие симптомы и когда наблюдались у данного пациента. Механизмы, активные в конкретный момент, легко определить с помощью «глубокодыхательной пробы» [18, 19]. Особенно важно учесть те механизмы, в которых переходные процессы чреваты выходом на критические значения жизненно важных параметров организма. Это может быть, например, механизм управления температурой тела, механизм управления переносом веществ кровью (гипертензия), механизм управления содержанием углеводов в крови (диабет) и т.п. Кроме того, в конкретной модели вместо объекта «другие процессы взаимодействия со средой» могут быть подставлены те процессы, которые используются конкретным пациентом (или рекомендуются врачом) для содействия исправлению дыхания. Это могут быть: питание, тепловой обмен (закаливание), двигательная активность и т.д.

 Факторы, влияющие на дыхание

На механизм регуляции и восстановления дыхания согласно принятой модели воздействуют самые разнообразные, как внутренние, так и внешние факторы. Такие факторы очень разнообразны по своей природе и описываются большим числом самых разнообразных параметров. Однако имеются два общих для всех параметра: продолжительность и интенсивность (степень). Очевидно, что результат влияния какого-либо фактора обладает «интегрирующим» свойством и его следует измерять обобщенным (в любом смысле) произведением длительности его воздействия на его интенсивность. Ясно также, что все факторы по направлению действия можно разбить на два класса [6-8] — уменьшающие (исправляющие) или углубляющие (повреждающие) дыхание. В отношении некоторых факторов направление действия очевидно. Для тех факторов, где направление действия не очевидно, для его выяснения следует руководствоваться 7-м принципом об асимметрии устойчивости или экспериментальной проверкой. Приведем примеры факторов, углубляющих дыхание: большинство лекарств; экологические факторы: бытовая химия, выделения из синтетических материалов и т.п.;
из 7-го принципа следуют:
переедание (особенно белковой пищи);
гиподинамия (недостаток физической нагрузки);
безнравственность: алчность, злоба, эгоизм, излишества в удовольствиях и т.п.

Далее приведем примеры факторов, уменьшающих дыхание, которые непосредственно вытекают из 7-го принципа:
ограничение питания (пост),
оптимальная физическая нагрузка,
физический труд;
закаливание; внимание;
факторы аскетизма: жесткая постель, твердая мебель, прохладная температура в помещениях, самоограничение в удовольствиях и т.п.;
повышение нравственности.
Среди всех факторов, влияющих на дыхание, необходимо отметить нравственность, поскольку данный фактор обладает особыми свойствами, которых лишены другие факторы. Действительно, согласно принятой модели, действие этого фактора не затрагивает какие-либо МРВ, кроме МРВ дыхания. Следовательно, влияние нравственности не приводит к резким изменениям интенсивности физиологических процессов, в отличие от таких факторов, как питание, физическая нагрузка, закаливание и т.д. Другое важное отличие нравственности состоит в том, что неизвестно ограничений на его «интенсивность». В результате, такие уникальные свойства этого фактора делают его незаменимым в особо трудных и тяжелых случаях. Весь опыт человечества на протяжении тысячелетий подтверждает сделанные теоретические выводы. Действительно, все массовые религии утверждают на многочисленных примерах удивительных исцелений, что увеличение нравственности и духовное совершенствование ведет не только к душевному, но и физическому здоровью. Все азиатские школы оздоровления типа йоги, тай- цзи-цигун и т.п. допускают ученика к дыхательным и физическим упражнениям только после прохождения этапа духовного совершенствования с повышением нравственности. Особые свойства нравственности подтверждаются и опытом работы квалифицированных специалистов метода Бутейко. Так, в частности, при прочих равных условиях, психоломки и очистительно- восстановительные реакции (см. в следующих разделах) у пациентов с большей нравственностью протекают значительно менее интенсивно, им легче удается исправлять дыхание, процесс выздоровления у них протекает более гладко, и они достигают в нем лучших окончательных результатов. Те же эффекты наблюдаются, когда пациент начинает сознательно изменять свою систему ценностей в сторону повышения нравственности.

 

Измерение степени болезни (диагностика) Глубокого Дыхания — контрольная пауза

 

Согласно определению болезни Глубокого Дыхания — это нарушение управления. Из теории управления известно, что одним из важнейших параметров регулирующих механизмов является, так называемые запаздывание или постоянная времени [20]. Это время реакции регулирующего механизма на появление изменения в управляемой системе от момента изменения в системе до первого момента проявления управления (например, первого срабатывания какого-либо из исполнительных механизмов). Самым очевидным и простым сознательным изменением процесса дыхания является его остановка. Наиболее предпочтительным с точки зрения точности измерения представляется момент окончания выдоха. В частности, в этот момент объем воздуха в легких и концентрация в нем кислорода и углекислого газа в наименьшей степени зависит от амплитуды дыхания. Теперь надо определить первый момент срабатывания «исполнительного механизма», т.е. каких-либо из дыхательных мышц диафрагмы, грудной клетки, мышцы в гортани и т.п. И действительно, после остановки дыхания практически всегда наблюдается момент непроизвольного сокращения (толчок или «первая трудность») какой-либо из указанных групп мышц, чаще всего — диафрагмы. Для повышения точности измерения следует также сформулировать требования к постоянству условий измерения. Это отсутствие физической нагрузки, определенная поза — сидя прямо, расправив плечи, расслабившись, глаза вверх. Процесс выдоха как можно естественней (расслаблением). Для исключения подлога можно зажать нос во время остановки дыхания. Одновременно необходимо измерить частоту пульса, чтобы контролировать поставку в организм окислителя. Кроме того, необходимо позаботиться и о подготовке к измерению. Это — неподвижность и обычное дыхание в течение приблизительно 10 минут перед измерением. Все вышеизложенное позволило К.П. Бутейко сформулировать основной способ диагностики болезни Глубокого Дыхания, который он назвал контрольной паузой (КП) [6-8, 21].  Измерение степени болезни В [6-8] приведена таблица пар «пульс — контрольная пауза», позволяющая стандартизировать интенсивность болезни Глубокого Дыхания. Очевидно необходимо принять во внимание, что точность этого диагностического показателя может резко уменьшится, если измерения сделаны во время использования пациентом фармацевтических препаратов, которые непосредственно воздействуют на механизм регуляции и восстановления дыхания. Например, гормональных препаратов.
Клиническая практика показывает, что значения контрольной паузы могут быть искажены на 10 секунд и более. Как и следовало ожидать, значения пар (КП, пульс) очень тесно связаны с состоянием обмена веществ и, следовательно, с общим состоянием человеческого здоровья. Таким образом, эти значения можно рекомендовать для оценки общего состояния здоровья в качестве первого приближения. Опыт их применения показал высокую точность такой оценки. В частности, квалифицированный специалист по методу Бутейко может предсказать действительное значение КП с точностью плюс — минус 2 — 5 секунд, если набор симптомов ему известен. Кроме того, динамика этих параметров позволяет выявлять ошибки пациента в исправлении дыхания и т.д. Другой важной характеристикой систем управления является интенсивность управляющего воздействия, в нашем случае — глубина вдоха. В настоящее время пока не удалось сформулировать объективный способ выделить в глубине вдоха бессознательную компоненту. Поэтому, глубина вдоха оценивается специалистами метода Бутейко только субъективно, на основе их опыта и особенностей пациента и ситуации. Кроме задержки и амплитуды любая система управления характеризуется также чувствительностью. В нашем случае для оценки чувствительности естественно использовать информацию, поступающую от механизма регуляции дыхания к сознанию, т.е. ощущение нехватки воздуха, возникающее после остановки дыхания. Поскольку изменения «на входе» механизма управления дыханием происходят с конечной скоростью, то для оценки чувствительности можно использовать время от момента остановки дыхания до момента появления ощущения нехватки воздуха.
Еще один параметр — «максимальная пауза». Протокол ее измерения отличается тем, что заканчивать отсчет времени следует  тогда, когда человек теряет возможность продолжать задержку дыхания. Экспериментально определено, что чувствительность можно считать относительно нормальной тогда, когда момент появления ощущения нехватки воздуха меньше контрольной паузы, которая в свою очередь — меньше максимальной. Дополнительным диагностическим признаком значительного нарушения управления дыханием является неравномерность управляющих воздействий, следовательно — неравномерность амплитуд и/или временных интервалов вдохов и выдохов, то есть неоднородности дыхания. Это свидетельствует об очень сильных нарушениях функционирования МРВ.
 Исследования корреляции между различными параметрами дыхания показали, [22] что временные параметры системы регуляции дыхания могут быть использованы для оценки состояния дыхания в целом. Сопоставляя 7-й и 6-й принципы легко видеть, что асимметрия должна проявляется в состояниях МРВ дыхания. По определению, шкала контрольная пауза — пульс отражает состояние МРВ дыхания, следовательно, она должна быть асимметричной. Таким образом, выход значений контрольной паузы (КП) за пределы «нормального диапазона» данной шкалы в одну из сторон должен приводить к ухудшению состояния дыхания, а следовательно, в силу 6-го постулата, к ухудшению состояния здоровья. С другой стороны, отклонение значений КП в противоположную сторону — к улучшению. И это подтверждается практическими наблюдениями.

 

Болезнь Глубокого Дыхания — причина проявления симптомов, называемых «болезнями цивилизации»

 

Причинно-следственная цепочка здесь очень проста. Нарушение в МРВ дыхания, согласно 6-му постулату о важности функций, вызовет нарушения в обмене веществ. Организм пытается препятствовать нарушению состояния обмена веществ с помощью других МРВ. В результате, мы, кроме гипервентиляции, наблюдаем один или несколько соответствующих симптомов. Набор симптомов у конкретного пациента зависит от его индивидуальности и от его пути к болезни. Это могут быть, например, заложенность носа (насморк), выделение мокроты в бронхах (бронхит), спазмы бронхов (астма), спазмы сосудов (гипертензия) и т.д. Эта группа симптомов — защитные и регенеративные реакции организма против болезни. Кроме того, изменения в состоянии метаболизма может нарушить работу других МРВ. Следовательно, другие симптомы могут также быть частью набора, свидетельствующего о повреждении этих МРВ глубоким дыханием. Например, аллергия — нарушение механизма защиты организма от инородных веществ и инфекций; диабет — нарушение механизма регулирования уровня углеводов в крови; отложение солей — нарушения механизма поддержания солевого баланса и т.д.

 

Динамика болезни Глубокого Дыхания

 

1. Острая форма, без перехода в хроническую. В начале рассмотрим, как предложенная модель объясняет процесс развития острой формы болезни Глубокого Дыхания.
Согласно сделанным предположениям в отсутствии болезни состояние обмена веществ близко к нормальному. Сознательное управление дыханием отсутствует. Небольшие отклонения состояния обмена веществ, вызванные динамикой обычной жизнедеятельности, компенсируются МРВ дыхания. Предположим теперь, что произошло «неординарное событие», вызвавшее значительное отклонение состояния обмена веществ от нормального, такое, что МРВ дыхания не справляется с таким отклонением. Примерами таких «неординарных событий» могут служить длительное или интенсивное углубляющих дыхание воздействие факторов, таких как отравление, переутомление, переохлаждение, перегрев, сильный стресс, инфекция и т.п. Как результат, включаются другие механизмы регуляции и восстановления, влияющие на состояние обмена веществ. Чаще всего это выражается в ярком проявлении таких симптомов, как заложенность носа (ринит), обильное выделение мокроты, насморк, кашель и т.п.
Если повреждений механизмов регуляции и восстановления не происходит, то после прекращения действия факторов «неординарного события», совместными усилиями механизмов защиты и восстановления, состояние обмена веществ приводится в норму и симптомы исчезают, т.е. человек выздоравливает.

2. Хроническая форма болезни Глубокого Дыхания Закон. Хроническая форма «болезней цивилизации» невозможна без нарушения в механизме регуляции и восстановления (МРВ) дыхания. Докажем это утверждение методом «от противного». Предположим обратное: нарушения в механизме регуляции и восстановления дыхания отсутствуют, а хроническая форма болезни вызвана нарушением в каком либо другом механизме регуляции и восстановления. Из 6-го принципа иерархии функций и принятой модели функционирования организма человека следует, что механизм регуляции и восстановления дыхания является самым важным среди других механизмов регуляции и восстановления. Следовательно, правильная работа более важного механизма приведет к восстановлению менее важных механизмов регуляции и восстановления. В результате человек выздоровеет и хроническая форма болезни невозможна. Таким образом, мы получили противоречие. Следовательно, утверждение доказано.
Экспериментальные данные полностью подтверждают этот закон, не только в практике применения метода Бутейко, но и независимыми исследованиями. Так в работе [23] проверялось наличие такого симптома болезни Глубокого Дыхания, как гипервентиляция у больных ишемической болезнь сердца (ИБС) и эссенциальной артериальной гипертонией. Оказалось, что частота сопутствия указанного симптома этим заболеваниям составляет 94-100%. Очевидно, что такая точность с точки зрения клинической практики более чем достаточна.
Как же из острой формы болезни может развиться ее хроническая форма? Согласно приведенной модели, существует лишь три пути перерастания острой формы болезни в хроническую.
Один — из-за очень большой интенсивности или длительности «неординарного события», такой, что в механизме регуляции и восстановления дыхания возникают нарушения.
Второй — из-за современного «цивилизованного» образа жизни, при котором преобладают факторы, углубляющие (повреждающие) дыхание.
Третий путь также является распространенным в «цивилизованном обществе», и он связан с необоснованным вмешательством в работу механизмов регуляции и восстановления. Действительно, при острой форме болезни, включение в работу механизмов регуляции и восстановления более низкого уровня порождает такие неприятные симптомы, как заложенность носа, выделение мокроты в бронхах, а следовательно, желание кашлять, спазмы сосудов — головная боль и т.д. Желания пациента и врача избавиться от подобных симптомов, что соответствует социальному заказу на «медицину комфорта», приводят к применению симптоматических препаратов, которые, уменьшая симптомы, препятствуют работе механизмов регуляции и восстановления, т.е. истинному выздоровлению. Длительность и величина отклонения от нормы состояния обмена веществ возрастают, что резко повышает вероятность возникновения нарушений в механизме управления дыханием, следовательно, перерастания острой формы болезни в хроническую. Более того, большинство симптоматических препаратов непосредственно негативно воздействуют на механизм регуляции и восстановления дыхания. Как результат, при длительном (порядка месяца или более) применении симптоматических препаратов с общепринятыми дозировками вероятность перерастания острой формы болезни Глубокого Дыхания в хроническую приближается к единице.

 

Стадии болезни Глубокого Дыхания (зоны устойчивости)

 

Рассмотрим зависимость эффективности какого-либо механизма регуляции и восстановления от степени нарушения обмена веществ. Очевидно, что такая зависимость будет, во-первых, нелинейной, во-вторых, ограничена по величине. Очевидно также, что, если степень нарушений в обмене веществ продолжает нарастать после достижения максимума эффективности, то возможно снижение эффективности выбранного механизма за счет неоптимального протекания некоторых физиологических процессов. В результате, следует ожидать немонотонный характер зависимостей эффективности механизмов регуляции и восстановления от степени нарушений в обмене веществ. В свою очередь, немонотонные зависимости эффективностей и «включение» их при разных значениях степени нарушений в обмене веществ должно привести к наличию неких «зон устойчивости» или стадий в динамике болезни Глубокого Дыхания. С другой стороны, из теории автоматического управления [20] известно, что система управления с обратными связями (рис. 1) сохраняет работоспособность, если ее параметры находятся внутри некой «зоны устойчивости (потенциальной ямы и т.п.)». При выходе параметров за пределы «зоны устойчивости», система либо теряет работоспособность, либо переходит к работе в новой «зоне устойчивости».
Из многовекового опыта медицины, а также из биологического принципа выживания вида следует, что живые организмы (в том числе человек) обладают «многоуровневой защитой» процесса жизнедеятельности. Это отражено в базовой (и, соответственно, в конкретных) моделях наличием разных по важности механизмов регуляции и восстановления. Следовательно, при некоторых нарушениях механизма регуляции и восстановления дыхания организм должен к этому приспособиться за счет перехода в новую зону устойчивости, где может находиться довольно долго. С течением времени может произойти дополнительное нарушение в механизме управления дыханием, и параметры выйдут за пределы новой зоны устойчивости. Тогда организм может попасть в третью зону устойчивости, и так до тех пор, пока «запас прочности» не иссякнет, и наступит смерть. Экспериментально определены значения контрольной паузы, соответствующие границам таких зон устойчивости или степеням болезни Глубокого Дыхания.
Для взрослого человека они составляют соответственно 60, 40, 20 и 10 секунд.
В результате, состояния здоровья человека можно представить таблицей 1:
Бутейко 2
Под устойчивостью значений контрольной паузы понимается способность пациента удерживать эти значения в пределах зоны, соответствующей одной и той же ступени здоровья или стадии болезни в течение хотя бы дня. Наличие состояния «улучшенное здоровье» следует из асимметрии шкалы состояния дыхания, обсуждавшейся ранее.

 

Процесс деградации здоровья

 

При приближении к границе «области устойчивости» должны подключаться «очередные» механизмы регуляции и восстановления, которые раньше не были задействованы в полной мере. В результате, врач и пациент должны наблюдать появление новых симптомов, которые раньше не наблюдались. Например, если в первой зоне устойчивости наблюдался ринит (заложенность носа), то при приближении к границам между второй и третьей зонами могут появиться хрипы в бронхах, кашель, или приступы гипертензии, или какие либо другие новые симптомы. При достижении границы зоны, например, в случае перехода через нее, должно наблюдаться острое проявление новых и старых симптомов. Острая форма новых симптомов следует из очевидного напряжения вновь подключившихся механизмов регуляции и восстановления. Возможность проявления старых симптомов следует из общих закономерностей переходных процессов в теории систем управления с обратными связями. Даже для рукотворных систем управления их поведение во время переходного процесса сопровождается плохо прогнозируемым «блужданием» по пространству параметров с приближением этих параметров к их граничным значениям. Образно выражаясь, система как бы «ищет новое удобное место, кидаясь из стороны в сторону». Из-за этих «метаний» во время переходного процесса возможен выход параметров системы за граничные значения (смерть). Действительно, известны многочисленные случаи, когда относительно не старый и не очень больной человек вдруг неожиданно погибает, например, от инфаркта, острой сердечной недостаточности, кровоизлияния в мозг и т.п. Разумеется, применение симптоматической терапии может несколько «сгладить» интенсивность симптомов при переходных процессах, но увеличивает вероятность «невозвращения» в «более здоровую» зону устойчивости, если не препятствовать ухудшению дыхания.

 

 Процесс выздоровления

 

Предположим теперь, что каким-либо способом пациент воздействует на механизм регуляции и восстановления (МРВ) ды- хания в сторону его исправления. Согласно 6-ому постулату, исправление МРВ дыхания должно привести к исправлению работы других механизмов, и следовательно, к началу процесса выздоровления. Действительно, так и происходит, за счет смещения в благоприятную сторону состояния обмена веществ. Эффект подобных изменений накапливается, и должно наблюдаться снижение уровня симптоматики. Действительно, снижение симптоматики наблюдается в следующем порядке. Сначала появляется возможность преодолевать приступы без обычных дозировок препаратов. Затем все чаще и длиннее наблюдаются периоды субъективных ощущений улучшения состояния.

 

Динамика болезни Глубокого Дыхания

 

Если пациент продолжает правильно исправлять дыхание, то сдвиг в благоприятную сторону состояния обмена веществ должен продолжиться. Следовательно, должен наблюдаться очередной период улучшения состояния пациента, когда значение его контрольной паузы приближается к границе стадии болезни или оказывается больше очередного граничного значения. Это признак того, что через некоторое время должны активизироваться хотя бы некоторые из угнетенных ранее процессов регуляции и восстановления. И действительно, такой момент попытки перехода всех систем регуляции в новое состояние наступает в течение суток. Увеличивается интенсивность проявления разнообразных симптомов (приступы болезни). В управлении дыханием опять возникают затруднения. К тому же должны активизироваться угнетенные ранее процессы очищения организма от накопленных ранее шлаков, недоокисленных веществ, лекарств и т.п. Это проявляется активизацией выделительных процессов. Например, потливость, обильное выделение мокроты, прослабленный стул, учащенное мочеиспускание и т.п. Такой переходный процесс от более глубокой степени болезни к менее глубокой ее степени известен среди последователей К.П. Бутейко также под именами: «ломка», «чистка» или «реакция саногенеза» [24]. Однако, методисты, не умеющие правильно измерять КП, часто путают эти реакции с синдромами отмены лекарств, или с гипоксическими реакциями, возникающими из-за увлечения задержками дыхания и «интенсивными тренировками». Разумеется, и здесь можно уменьшить интенсивность проявления симптомов за счет использования факторов уменьшающих дыхание (смотрите выше) и применения симптоматической терапии. Но, чтобы не снизить значительно вероятность перехода в более здоровую зону устойчивости, следует использовать другие принципы назначения и дозировки лекарств. Смотрите ниже раздел «Принципы симптоматической терапии». Необходимо отметить, что при переходе в «более здоровую» зону устойчивости, очевидно, в организме должны протекать другие физиологические процессы (процессы восстановления), чем при обратном переходе. Как результат, физиологические и биохимические параметры организма должны принимать другие наборы значений, чем в случае развития болезни. Реакция на действия лекарств также должна быть другой. К сожалению, у К.П. Бутейко и его квалифицированных учеников не было возможности лабораторного исследования особенностей перехода в «более здоровую зону устойчивости». Однако, имеющаяся информация о немногочисленных случаях попадания пациентов в стационар в этот период подтверждает отмеченную особенность. В частности, по отзывам специалистов, проводивших диагностику таких ситуаций, наблюдаемая клиническая картина была им полностью непонятна. Попытки применения привычной лекарственной терапии вызывали, как правило, не улучшение, а ухудшение состояния пациента. Если же пациент переходил к выполнению рекомендаций, вытекающих из теории Бутейко, то обострение благополучно преодолевалось. Из рассмотренной динамики для хронической формы болезни следует сразу два закона.
Первый Закон: Выздоровление от хроничесой болезни Глубокого Дыхания невозможно без преодоления хотя бы одного периода обострения симптоматики.
Второй Закон: Хотя бы частичное выздоровление хронической болезни Глубокого Дыхания можно считать состоявшимся только тогда, когда устойчивые значения контрольной паузы перешли через границу между стадиями болезни. Поскольку, при выздоровлении, изменения в обмене веществ протекают в обратном порядке, то активизация механизмов регуляции и восстановления происходит также в порядке, обратном относительно тому, который наблюдался в процессе развития болезни. Следовательно, процесс выздоровления напоминает «кинофильм в обратной перемотке» [6-8], т.е. можно для хронической формы болезни сформулировать Закон: При действительном выздоровлении порядок окончательного исчезновения основных симптомов обратен порядку их первого появления. Очевидно также, что состояния на границах «зон устойчивости» являются неустойчивыми и, следовательно, не могут продолжаться длительное время. Поэтому, если пациент заявляет, например, что у него в течение длительного времени контрольная пауза равна 10, 20, 40 или 60 секундам при соответствующих значениях пульса, то, скорее всего, он неправильно ее измеряет. Применение 4-го принципа о преодолении дискомфорта к рассмотренной выше динамике выздоровления позволяет сформулировать еще один Закон: Чем ближе к здоровью граница между стадиями болезни, тем труднее преодолеть ее в процессе выздоровления. В практике применения метода Бутейко неизвестно ни одного исключения из этого правила. Таким образом, здоровье не может быть куплено за деньги, так же как любовь, квалификация и т.д.

 

 

Что такое психоломка

 

До сих пор мы ограничивались «линейной» моделью нарушений в механизме регуляции и восстановления дыхания. Вместе с тем, этот механизм очень сложен сам по себе, и может рассматриваться как некая сложная система с внутренними обратными связями. Поэтому следует ожидать, что в таком широком диапазоне нарушений — восстановлений, учитываемом в теории Бутейко, с заметной для клинической практики точностью должны наблюдаться и качественные изменения. Действительно, при развитии болезни в сторону ухудшения, во второй и более глубоких стадиях болезни наблюдается качественно новый признак нарушения управления дыханием — его неравномерность. Рассмотрим теперь процесс выздоровления. Учтем также, что в процессе применения теории Бутейко для выздоровления действует совершенно новый фактор — сознательное воздействие на механизм регуляции и восстановления дыханием. Понятно, что в первую очередь должна восстановиться равномерность дыхания. Но, кроме восстановления равномерности, за счет нового фактора происходит еще одно качественное изменение, такое, что должно учитываться в принципах применения теории Бутейко на практике. Это изменение происходит обычно на четвертый день занятий и, как показано выше, должно сопровождаться переходным процессом в механизме управления дыханием.
Как и следует ожидать, подобный переходной процесс сопровождается неприятными ощущениями как бы потери пациентом той относительной свободы, с которой он раньше управлял своим дыханием. Этот переходной процесс среди специалистов по методу Бутейко получил название «психоломка». Суть произошедшего качественного изменения заключается в том, что в случае успешного преодоления «психоломки» пациент начинает непроизвольно замечать случаи углубления дыхания до момента проявления соответствующих симптомов. Применительно к базовой модели это означает, что связь от механизма регуляции и восстановления дыхания к сознанию приобретает новую компоненту. Такое свойство настолько объективно, что часто проявляется даже во время сна. Т.е. пациент просыпается раньше времени, не ощущая никаких неприятных ощущений, только с осознанием того, что его дыхание стало более глубоким. Если, при этом, он восстанавливает прежнюю глубину дыхания, то желание продолжить сон возвращается. Перечисленные законы и правильная конкретная модель исключают неожиданное возникновение симптомов во время Бутейко терапии. Расследование противоположных случаев показало только две причины. Первая: пациент не сообщил о каком-то эпизоде из истории болезни. Вторая: пациент не сообщил о лекарственном средстве, которое использовалось им ранее. Другими словами, квалифицированный методист имеет следующие возможности:
Заранее (обычно за день) предсказать наступление очистительно-восстановительной реакции.
— Предвидеть перечень симптомов, которые должны наблюдаться в период такого обострения.
— Сформулировать четкие рекомендации пациенту для безопасного и успешного преодоления периода обострения.
Другие закономерности динамики хронической формы болезни Глубокого Дыхания.
Предлагаемый подход позволяет легко выводить и другие закономерности хронической формы болезни Глубокого Дыхания, такие, как периодичность и апериодичность проявления симптомов, особенности тяжелых состояний, специфику гормонально-зависимых форм болезни, зоны «улучшенного здоровья» и т.д. Однако цель настоящей работы — лишь изложение основ теории Бутейко. Поэтому перейдем к следующему разделу.

 

Принципы симптоматической терапии

 

Непонимание теории Бутейко породило целую серию «легенд» о противопоставлении метода Бутейко и лекарственной терапии. Напротив, формальные модели и законы, которые рассмотрены выше, требуют предоставить докторам и пациентам «набор инструментов» для предотвращения выхода параметров организма за допустимые пределы, особенно вблизи границ зон устойчивости, в течение периодов обострения или при очистительно- регенеративных реакциях. Это — средства влиять на симптомы, то есть симптоматическая терапия. Иными словами, теория Бутейко не запрещает применение лекарств, а лишь выводит относительно новые принципы их тестирования, назначения и дозировки.

 

 Медикаментозные методы

 

Общепринятые подходы к назначению и дозировке симптоматических лекарственных препаратов можно сформулировать следующим образом.
— Назначать препараты следует при появлении симптома любой интенсивности.
— Дозировка должна обеспечивать как можно большую степень снижения интенсивности симптома. Ясно, что такие принципы соответствуют социальному заказу на «медицину комфорта» и неприменимы с точки зрения теории Бутейко.
Очевидно, что все вещества, попадая в организм, могут оказывать влияние, как на состояние обмена веществ, так и непосредственно на механизм регуляции и восстановления (МРВ) дыхания. Следовательно, возникает возможность повредить данный механизм, что приведет к началу или усугублению болезни Глубокого Дыхания. Отсюда следует необходимость тестирования лекарств по влиянию на механизм регуляции и восстановления дыхания. Перейдем к симптоматическим препаратам, предназначенным для ослабления тех симптомов, которые являются проявлением работы механизмов регуляции и восстановления.
Из 5-го принципа очевидно следует, что препятствовать работе этих механизмов необходимо лишь в тех случаях, когда это грозит выходу за допустимые пределы жизненно важных параметров организма. Так как необходимо лишь приостановить развитие симптома, то схема применения должна строиться на базе дозы, которая соответствует принципу минимума, т.е. первой заметности влияния препарата на интенсивность симптома. Максимально допустимая дозировка также имеет обоснование в том, что симптом нельзя ослаблять в такой степени, что- бы он потерял свое защитное действие. Выведенное правило хорошо проиллюстрировать на примере такого симптома, как повышенная температура тела.
Повышение выполняет свою защитную роль, только начиная с некой, отличной от нормы, величины, но ограничено порогом свертываемости белков. Известно, что аппроксимации зависимостей реакций живых организмов на какие-либо воздействия в первом приближении представляют собой функции, близкие к логарифмическим. Следовательно, при подборе дозировок лекарственных препаратов следует использовать принцип кратности. Т.е. увеличивать или уменьшать дозу следует не на плюс-минус величину, а во столько- то раз больше или меньше. Из предлагаемой физиологической модели организма (рис. 1) следует, что в развитии приступа болезни могут одновременно участвовать несколько механизмов регуляции и восстановления. Значит, предотвратить развитие приступа возможно оказанием помощи наиболее слабому или наиболее поврежденному механизму. Отсюда вытекает применение функционального принципа в назначении препаратов вместо симптоматического. Например, пациенту-астматику с признаками сердечной недостаточности часто удается предотвратить развитие астматического приступа микродозами корвалола вместо бронхолитика. Если пациент требует большего снижения уровня симптома, чем следует из изложенных выше правил, то он должен быть предупрежден об опасности развития болезни Глубокого Дыхания со всеми вытекающими из этого последствиями. Посмотрим теперь, что происходит в традиционной медицине, когда применяются общепринятые принципы симптоматической терапии. Добиваясь максимального снижения интенсивности симптома, приверженцы интенсивной лекарственной терапии, ликвидируют защиту организма против болезни. Тем самым, снижается противодействие углубляющим дыхание факторам, и болезнь усиливается. Причем в соответствии с третьим постулатом развитие болезни незаметно как для такого врача, так и для пациента. В  результате, менее чем за год, пациент скатывается от простого хронического бронхита до тяжелых форм астмы, аллергии и сердечно- сосудистых патологий, т.е. к третьей стадии болезни. Отмеченную закономерность легко отследить по карточкам историй болезни из любой поликлиники. Достаточно отобрать карточки дисциплинированных пациентов тех докторов, которые в качестве главного и основного средства используют стандартные схемы и дозировки симптоматических препаратов. Применение современных мощных комбинированных препаратов продолжает создавать субъективные ощущения отсутствия недомогания в таких случаях, но резервы уже исчерпаны, и достаточно малейшего толчка, что бы вызвать смерть, особенно на фоне продолжающейся пропаганды совета «подышать глубоко при ощущении недомогания». Подобные смертельные случаи происходят все чаще и становятся настолько вопиющими, что привлекают внимание средств массовой информации. Так недавно все мы были свидетелями сообщений о «внезапных» смертях российских школьников, пробежавших кросс средней интенсивности, и американской девушки, испытавшей волнения из-за поцелуя.

 

Не медикаментозные методы

 

Исследования Бутейко роли CO2 в организме и влияний легочной вентиляции на интенсивность симптомов (18,19) позволили ему эмпирически открыть новые средства симптоматической терапии, а именно, интенсивное уменьшение легочной вентиляции. Например, это — «задержки дыхания», «интенсивные тренировки» и т.д. Отсутствие ограничений на чувство нехватки воздуха и разрешение «прямого» управления дыхательными движениями отличают их от средств исправления МРВ (см. в следующем разделе). Из законов, которые рассматриваются выше, очевидно следует, что задержки дыхания и «интенсивные тренировки» не могут рассматриваться как средства для исправления дыхания. Но, они могут быть применены во время предоставления медицинской помощи по методу Бутейко исходя из следующих принципов.
A. С точки зрения теории Бутейко они представляют симптоматические средства влияния на интенсивность симптома.
B. Их применение приводит к дополнительным расстройствам в МРВ дыхания.
C. Можно объяснить кратковременный эффект задержек дыхания и «интенсивных тренировок» известным влиянием легочной вентиляции на интенсивность симптомов (18, 19) и включением резервных возможностей организма из-за нехватки кислорода. D. Снижение легочной вентиляции имеет преимущество по сравнению с фармацевтическими препаратами, так как посторонние вещества не попадают в организм. Кроме того, этот «набор инструментов» — всегда при пациенте.
E. Применение интенсивного снижения легочной вентиляции не допускается, если параметры систем, обслуживающих поставку в организм окислителя (например, кровяное давление) близко к критическим значениям, например, при приступах гипертензии. В результате, задержки дыхания можно рекомендовать лишь для предотвращения развития приступов симптома (напрммер, астмы) с учетом приведенных выше ограничений и принципов применения симптоматической терапии. После применения задержек и интенсивных тренировок необходимо позаботится о компенсации вреда, причиненного механизму регуляции и восстановления дыхания.

 

Применение теории (метод Бутейко)

 

Медицина вынуждена работать с одним из самых трудных и сложных объектов Природы — с человеком. Количество возможных параметров и нечеткость многих из них поражает воображение. Таким образом, процесс оказания лечебной помощи не может быть сведен к набору инструкций, который смог бы освободить врача от необходимости думать и нести ответственность за свои рекомендации пациенту. Т.е. врач должен воспринимать каждого нового пациента как новую нетипичную задачу, которую необходимо решить, опираясь на свои знания и опыт. В результате, метод Бутейко представляет собой прикладное применение теории Бутейко совместно с объективными знаниями из других разделов медицины, знаниями из философии, биологии, психологии, педагогики и т.д. Пятый постулат диктует, что Метод Бутейко есть путь адаптации человека к условиям современной цивилизации, где факторы углубления дыхания преобладают над факторами, уменьшающими дыхание. Таким образом, пациенты должны рассматривать свое дыхание и как инструмент, и как индикатор. Это означает, что пациент должен обучаться приспосабливаться к различным ситуациям с помощью Метода Бутейко. Методист по методу Бутейко должен преобразовать теорию к варианту, убедительному для пациента, и преподать ее. Убедительность будет достигнута, если показать пациенту причинно-следственную связь его поступков с его здоровьем. Это усиливает требование: начинать работу с пациентом во время проявления симптомов (обострения болезни), что также следует из полученных выше законов. Таким образом, самой естественной рекомендацией является совет избегать факторов, нарушающих дыхание, и привлекать факторы, исправляющие дыхание. Но в условиях современного цивилизованного городского образа жизни применение подобных рекомендаций весьма ограничено, за исключением, факторов типа нравственности и аскетизма. В результате, решающее значение приобретает обучение пациента исправлять свое дыхание за счет сознательного воздействия на него. Очевидно, что сознательно воздействовать на свое дыхание пациент должен в соответствии с данной теорией. При этом, из 5-го постулата следует, что такое воздействие должно оказывать минимальное препятствие естественной работе механизмов регуляции и восстановления.
Рассмотрим с этих позиций возможные способы воздействия на механизм регуляции дыхания:
1. Изменить лекарственную терапию согласно принципам этой теории. Момент начала изменения и его продолжительность (скорость) очень разнообразно для различных лекарств и ситуаций.
2. Исключение неестественных способов дыхания. Отсюда следует рекомендация пациенту стараться исключить дыхание ртом, а дышать только носом.
3. Сознательно воздействовать на механизм регуляции дыхания с целью:
а) выровнять дыхание,
б) восстановить чувствительность к недостатку воздуха, если таковая нарушена,
в) чуть- чуть уменьшать дыхание.
«Пассивные тренировки» и другие приемы используются для восстановления чувствительности.
«Пассивная тренировка» это только расслабление без ощущения нехватки воздуха. Необходимость контролировать чувствительность появилась из-за распространения большого числа псевдо-бутейковских специалистов, которые в силу низкой квалификации подменяют функциональную идею «исправления дыхания» примитивным «увеличением CO2. В погоне за сиюминутным эффектом они вместо исправления дыхания обучают пациентов паузам, задержкам и другим приемам, не способствующим исправлению дыхания. В результате, происходит как снижение чувствительности к недостатку воздуха (закон запредельного торможения), так и другие нарушения в механизме регуляции и восстановления дыхания. 5-й постулат запрещает сознательно воздействовать на процесс дыхания непосредственно, т.е. управлять амплитудами и/или длительностями дыхательный движений и пауз.
В результате остаются следующие способы:
расслабление, мысленные ассоциации и общие команды уменьшить дыхание, такого же типа, которые человек дает себе для уменьшения скорости ходьбы или бега, т.е. оставляя формирование отдельных движений автоматическими.
До какой степени уменьшать дыхание. Очевидно до такой величины, чтобы не препятствовать естественному срабатыванию МРВ дыханием. Ориентиром здесь может служить ощущение нехватки воздуха в момент окончания замера контрольной паузы. Значит, уменьшать дыхание допустимо только до ощущения значительно более слабого, чем в момент окончания замера контрольной паузы. Конкретная модель в сочетании с динамикой контрольной паузы и другими общепринятыми диагностическими показателями позволяет предвидеть изменения состояния пациента и готовить его к таким изменениям, а также составлять точные рекомендации по применению лекарственных препаратов. Естественно, в рамках вышеизложенного, возможны различные конкретные педагогические и психологические приемы для обучения пациентов исправлению дыхания, которых наберется достаточно, чтобы заполнить толстую книгу. Очевидны также и противопоказания к применению метода. Это недомогания, при которых сам процесс действительного выздоровления представляет опасность для жизни или травматизма. В качестве примера можно привести патологии, связанные с тромбообразованиями. В [9] рассмотрены также эпидемиологическое заключение, принципы организации реабилитационных учреждений, требования к кадрам и некоторые другие вопросы практического применения теории.
О » проверках» метода Бутейко Известны независимые попытки «проверок» метода Бутейко, например [25,26] и т.п. Данные публикации свидетельствуют о том, что настоящая теория не была известна проверяющим. В результате, несмотря на всю добросовестность проверяющих, они вынуждены были довольствоваться обследованием пациентов, прошедших обучение методу у методистов, квалификация которых осталась неизвестной. Т.е. подсчитывалось число «улучшений» состояния среди таких пациентов. Поскольку метод Бутейко — это применение представленной здесь теории, то указанную методику тестирования следует признать полностью несостоятельной. Это подобно тому, как проверять справедливость законов физики путем подсчета числа успешно решенных физических задач персоной с неизвестным уровнем знаний этих законов. Кроме того, представляются сомнительными некоторые тесты оценки состояния здоровья пациентов. Так как до появления метода Бутейко врачи практически не наблюдали регулярных случаев излечения таких патологий, как астма, аллергия и т.п., то для проверки отсутствия таких патологий использовали критерии, основанные на сравнении со свойствами организма, никогда не испытавшего болезнь. Методологически это не приемлемо. Действительно, в случае заживления раны, выздоровление считается состоявшимся, несмотря на наличие шрама. Т.е. параметры организма, перенесшего болезнь, могут отличаться от соответствующих параметров никогда не болевшего организма. Поэтому перед медицинской наукой возникает задача пересмотра указанных критериев для патологий из предметной области настоящей теории, которые ранее считались неизлечимыми. В частности, известны случаи, когда в процессе излечения от аллергии методом Бутейко пациент прекрасно себя чувствует, патология никак не проявляется, но замер уровня эозинофилов показывает значения, значительно выходящие за пределы нормы. Тем не менее, подобные отклонения в показателях исчезают, но только через значительный промежуток времени.
Заключение из логики теории следует, что ее квалифицированное применение способно обеспечить прогресс в действительном выздоровлении для более, чем девяноста процентов пациентов с соответствующими патологиями, включая пострадавших от псевдо-бутейко- методистов. Это было подтверждено клинической практикой К.П. Бутейко, практикой его квалифицированных учеников (В.А. Генина, П.П. Редькин и т.д.), а также пятнадцатилетней работой Воронежского центра Бутейко (Россия).
С другой стороны, гносеологическое свойство «логической уникальности» [27], которым обладает предлагаемая теория, не позволяет удалять из нее даже один элемент. Практика доказывает это, то есть эффективность снижается до трети и меньше. В [9] показано, что предлагаемая теория полностью соответствует всем гносеологическим критериям. В приложении дается доказательство теоремы «О роли биохимических процессов для доказательств в медицине». Это — ответ на возможную критику теории Бутейко в недостаточном биохимическом обосновании. Легко сформулировать и доказать подобные теоремы как для цитологического уровня, так и для нейроэндокринного уровня. Очевидно, что данное описание теории весьма схематично, т.е. ставит очень большое число научных задач в плане ее развития.
В тоже время авторы полагают, что изложенный выше материал позволяет независимым врачам пытаться применять данную теорию в простых случаях, а также поможет снизить количество ошибок применения метода Бутейко тем, кто уже его практикует. Кроме того, знакомство с данной теорией позволит исследователям продолжить работу, а не повторять заново тернистый путь, который преодолел К.П. Бутейко десятки лет тому назад. Наконец из разрозненных элементов удалось заново создать научное обоснование терапии Бутейко в виде теории о здоровье человека, из которой вытекают все ключевые моменты терапии. Мы надеемся, что это положит конец многочисленным спекуляциям, основанным на: — Якобы «близости» некоторых персон к К.П. Бутейко. — Заявлениях типа «я сам слышал, как К.П. Бутейко сказал  об обладании некими «исключительными» правами, «патентами» и т.п. Других субъективных непрофессиональных моментах. Мы надеемся, что такой подход:
— Позволит разоблачить авторов многочисленных ненаучных дыхательных методик, укравших имя доктора Бутейко.
— Позволит перейти к профессиональному научному обсуждению терапии Бутейко и исправлению внесенных в нее искажений и заблуждений.
— Привлечет к этой терапии новых специалистов, стремящихся к профессионализму, объективности и качеству.

Приложение 1.
Теорема о роли биохимических процессов в медицине

 

Формулировка теоремы: Биохимические процессы не могут использоваться в медицине в настоящее время, ни как доказательства, ни как опровержения. Настоящее время — это интервал времени, когда известна только часть из всего множества биохимических процессов в организме человека. Это вполне соответствует сегодняшнему состоянию биохимической науки.
Доказательство: Предположим, что N биохимических процессов свидетельствуют в пользу некоторого медицинского решения Z о состоянии пациента или о способе оказания лечебной помощи. Но нельзя отрицать, что в будущем могут быть открыты M новых биохимических процессов, которые будут свидетельствовать против медицинского решения Z, и их вклад окажется более весомым, чем вклад известных сегодня N биохимических реакций. Следовательно, первая часть теоремы доказана. Предположим теперь, что L биохимических процессов свидетельствуют против некоторого медицинского решения Y о состоянии пациента или о способе оказания лечебной помощи. Но нельзя отрицать, что в будущем могут быть открыты K новых биохимических процессов, которые будут свидетельствовать в пользу медицинского решения Y, и их вклад окажется более весомым, чем вклад известных сегодня L биохимических процессов. В результате теорема доказана полностью.
Следствие 1. Биохимические процессы могут использоваться в медицине только в качестве дополнительной информации в эмпирическом процессе принятия решений.
Следствие 2. Биохимические процессы могут использоваться в фармакологии в качестве дополнительной информации в эмпирическом процессе изобретений лекарств.

 

 

Приложение 2.

 

Некоторые признаки низкой квалификации методиста.
— Он отказывается начинать с Вами работать в период обострения Вашей болезни.
— Он разрешает Вам совмещать его рекомендации с рекомендациями других специалистов, как традиционной, так и нетрадиционной медицины.
— Он измеряет контрольную паузу до «желания вздохнуть».
— Он призывает Вас «накапливать СО2», а не исправлять дыхание.
— Он представляет Вам метод Бутейко как некую систему упражнений.
— Он занимается с Вами с большими интервалами, например, раз в неделю, или для всех подряд ограничивает обучение сроком меньше недели.
— Он соглашается со стандартными (из справочников или сопроводительных листков) дозировками симптоматических лекарственных препаратов.
— Он рекомендует начать прием гормональных препаратов тем, кто их не принимал ранее, или тем, кто не принимает их уже в течение хотя бы полугода.
— Он не стремится увести Вас от лекарственной терапии, отменяя одни препараты и меняя дозировки других почти ежедневно.
— Он не предупреждает Вас о предстоящем периоде плохого самочувствия за день до этого.

 

 

Приложение 3.
Ответы на часто задаваемые вопросы

 

Вопрос: Где изучить метод Бутейко для самолечения?
Ответ: Мы настоятельно рекомендуем для самолечения использовать только сведения из статьи [21]. Если это не помогает, то убедительно просим не экспериментировать, а обратиться к специалисту.

 

Вопрос: Я изучаю метод Бутейко столько-то месяцев (лет) Как вы можете мне помочь?
Ответ: Если кто-то не изучил метод Бутейко для собственного применения в течение десяти дней, значит, или он совсем не понял метод Бутейко, или он изучает что-то другое. Если такое изучение проходит под руководством методиста, то пациенту следует обратиться к более квалифицированному специалисту.

 

Вопрос: Я изучал(а) (начинал(а) изучать) метод Бутейко у методиста не из Вашего центра. У меня такой-то вопрос о моем здоровье (здоровье члена моей семьи). Сможете ли Вы на него ответить?
Ответ: На подобные вопросы мы не даем ответов, так как среди квалифицированных методистов существует очевидное строгое правило: не консультировать пациентов, обучавшихся у другого методиста. Действительно, в связи с особенностями человеческой психики, восприятие даже одной и той же информации от разных людей может вызвать путаницу в голове пациента. С другой стороны, такие консультации понижают ответственность первоначально обучавшего методиста и не стимулируют его к повышению собственной квалификации, чем оказывают ему «медвежью» услугу. К тому же, такие консультации могут породить другие этические и психологические проблемы. В результате, возможно только полное переобучение с «нуля».

 

 Вопрос: Есть ли филиалы Воронежского центра в других городах (странах, регионах).
Ответ: У Воронежского центра в настоящее время нет филиалов в других городах (странах, регионах).

 

Вопрос: Есть ли Бутейко методисты в такой-то стране, в таком-то городе или регионе?
Ответ: Рекомендовать Вам к какого-либо методиста, значит нести ответственность за его квалификацию. К сожалению, мы не располагаем информацией о квалификации большинства из тех, кто называет себя специалистом по методу Бутейко.

 

Вопрос: В Ваших статьях, приведено описание процедуры измерения контрольной паузы, отличающееся от той, что приведена в книгах «Метод Бутейко» и «Дыхание по Бутейко». Как Вы можете объяснить это?
Ответ: Единственное отличие в описаниях процедур заключается в расшифровке слов «первая трудность». Описание процедуры попало в книги из «Инструкции для самолечения врачей» (1984 г.). Думающему врачу должно быть очевидно, что трудность есть напряжение каких либо мышц. Поскольку напряжение возникает само по себе, следовательно, это напряжение рефлекторно. Таким образом, описания процедур не отличаются по существу.

 

Вопрос: Существуют ли исключительные права на метод Бутейко (патенты и прочее)?
Ответ: Метод Бутейко представляет собой целую систему принципов и научных выводов, которую невозможно защитить патентами и другими юридическими способами. Существуют два патента, которые имеют отношение к методу Бутейко. Первый — на «способ лечения гемогипокарбии», который уже потерял свое ограничительное действие (автором и владельцем был К.П. Бутейко). Второй — действующий на «способ сознательной регуляции дыхания.» (Автор и владелец — М.А. Бутейко из Челябинска.)
Этот патент ограничивает лишь один из методических приемов, который может использоваться при обучении больных.

 

Вопрос: Где можно найти книги и статьи, чтобы самостоятельно стать методистом?
Ответ: Метод Бутейко еще не опубликован в объеме, достаточном для того, чтобы самостоятельно стать методистом. Но работа в этом направлении ведется. Однако следует помнить, что прочтение соответствующих текстов после их опубликования не гарантирует достаточного уровня квалификации даже титулованным докторам. Например, можно свободно купить учебники по математическим, физическим, медицинским и любым другим дисциплинам, но подавляющее число специалистов готовят соответствующие учебные заведения.

 

Вопрос: Обучают ли в Воронежском центре новых методистов, и на каких условиях?
Ответ: В Воронежском центре обучают новых методистов. Главное условие — пройти отбор на этапе освоения метода в качестве пациента. После достижения достаточного уровня квалификации, ученики получают полную юридическую и финансовую независимость. Остальные условия обсуждаются с прошедшими отбор кандидатами или в персональной переписке.

 

Вопрос: Почему вверху страниц Вашего вебсайта размещена надпись о том, что В.К. Бутейко и М.М. Бутейко не несут ответственности за информацию о методе и авторе метода из других источников?
Ответ: Это вынужденная мера. Эта надпись вызвана тем, что некоторые псевдо-родственники, псевдо-последователи и псевдо-друзья К.П. Бутейко в корыстных целях стали распространять неверную и неточную информацию как о методе Бутейко, так и об авторе метода, воспользовавшись его смертью. Для прикрытия собственной некомпетентности они придумали легенды об особой близости к К.П. Бутейко и о неких мифических особых «правах» на распространение и преподавание метода, а также приписывают себе чужие заслуги в развитии и продвижении метода Бутейко.

 

Вопрос: Насколько уникальна фамилия Бутейко? Кто является родственником К.П. Бутейко, а кто — нет.
Ответ: Фамилия Бутейко не является уникальной. Например, есть один из Украинских дипломатов Антон Бутейко, родственные связи с которым неизвестны. Ближайшими родственниками являются:
— Мария Филипповна Бутейко — мать Константина Павловича, похоронена в селе Первый Лиман Панинского района Воронежской области.
— Павел Григорьевич Бутейко — отец Константина Павловича, похоронен в Быково под Москвой.
— Александра Ивановна Бутейко — первая жена Константина Павловича, похоронена на кладбище бывшего села Семеновка Панинского района Воронежской области.
— Сусанна Николаевна Звягина — вторая жена Константина Павловича. На момент смерти была жива и продолжала состоять в официальном браке с Константином Павловичем.
В делах метода Бутейко не участвовала.
— Владимир Константинович Бутейко — старший из детей Константина Павловича, сын от первого брака, проживает в Воронеже, участвует в продолжении дела отца.
Его жена — Марина Михайловна Бутейко — главный врач-методист Воронежского центра Бутейко. Владимир и Марина имеют двоих детей.
— Сусанна Константиновна Мальцева — средняя из детей Константина Павловича, дочь от второго брака, живет в Москве. В делах метода Бутейко не участвовала. У нее есть сын. — Григорий Константинович Бутейко — младший из детей Константина Павловича, живет в Новосибирске. Его мама — Светлана Андреевна Толстова также живет в Новосибирске. В делах метода Бутейко не участвовали. Других родственников с фамилией Бутейко нет у Константина Павловича. Остальные с такой же фамилией — однофамильцы.

Библиография

 

1. О мероприятиях по внедрению метода волевой регуляции глубины дыхания при лечении бронхиальной астмы. Мини- стерство Здравоохранения СССР. Приказ № 591 от 30.04.85. В кн.: Метод Бутейко: Опыт внедрения в медицинскую практи- ку: сборник / сост. К.П. Бутейко. — Одесса : Титул, 1991. — С. 166-167.
2. United Kingdom Parliament, The Official Report (Hansard), Daily debates, Tuesday 25 June 2002, Volume No. 387, Part No. 165, Column: 851-858, Asthma. London, 2002.
3. Thomas M, McKinley RK, Freeman E, Foy C. Prevalence of dysfunctional breathing in patients treated for asthma in primary care: a cross-sectional survey. BMJ 2001; 322: 1098-1100.
4. Thomas M, McKinley RK, Freeman E, Foy C, Prodger P, Price D. Breathing retraining for dysfunctional breathing in asthma: a randomised controlled trial. Thorax 2003; 58: 110-115.
5. Thomas M. Breathing exercises and asthma Thorax 2003; 58: 649- 650.
6. Метод Бутейко: Опыт внедрения в медицинскую практику: сборник/ сост. К.П. Бутейко. — Москва: Патриот; 1990.
7. Метод Бутейко: Опыт внедрения в медицинскую практику: сборник/ сост. К.П. Бутейко. — Одесса: Титул; 1991. — 232 с.
8. Дыхание по Бутейко: метод. пособ. для обучающихся методу волевой ликвидации глубокого дыхания / сост. : В.К. Бутейко, М.М. Бутейко. — Воронеж : Обл. орг. союза журналистов, 1991. — 55 с.
9. Бутейко К.П., Бутейко В.К., Бутейко М.М.. Строгое изложение основ теории К.П. Бутейко о физиологической роли дыхания в генезисе некоторых заболеваний / ООО «Общество Бутейко», Воронеж, 2005, 80 с., Деп. в ВИНИТИ 08.02.2005 № 185-В2005.
10. Бутейко К.П., Бутейко В.К., Бутейко М.М. Формализованное представление основ теории К.П. Бутейко о генезисе болезни 0 Библиография глубокого дыхания (часть I) // Журнал теоретической и практической медицины, 2005, Т. 3, № 1. С 71-76.
11. Бутейко К.П., Бутейко В.К., Бутейко М.М. Формализованное представление основ теории К.П. Бутейко о генезисе болезни глубокого дыхания (часть II) // Журнал теоретической и прак- тической медицины, 2005; Т. 3, № 2. С. 167-173.
12. Бутейко К.П. Комплексные исследования функциональных систем в биологии и медицине // Докл. секции мед. электроники 9-й обл. научн.-техн. конф., посвящ. Дню радио. — Ново- сибирск, 1966, с. 12-15.
13. Черешнев В.А., Юшков Б.Г. Патофизиология: Учебник. — М.: Вече, 2000. — 704 с.
14. Folgering H. The hyperventilation syndrome. In: Altose MD, Kawakami Y, eds. Control of breathing in health and disease. New York, Basel: Marcel Dekker, 1999; 633-660.
15. Gardner WN. Review: The pathophysiology of hyperventilation disorders. Chest 1996; 109: 516-534.
16. Саркисов Д.С., Пальцев М.А., Хитров Н.К. Общая патология человека: Учебник (2-е изд., перераб. и доп.). — М.: Медицина, 1997. — 608 с.
17. Физиология человека / Под ред. Г.И. Косицкого. — 3-е изд., пераб. и доп. — М.: Медицина, 1985. — 544 с.
18. Бутейко К.П., Шургая Ш.И. Функциональная диагностика коронарной болезни // Тез. симп. по хирургич. леч. коронар- ной болезни. — М., 1962, С.42-43.
19. Бутейко К.П., Одинцова М.П., Насонкина П.С. Вентиляцион- ная проба у больных бронхиальной астмой // Врачебное дело. 1968; № 4. — С. 33-36.
20. Бесекерский В.А., Попов Е.П. Теория систем автоматического регулирования. — М.: Наука, 1975.
21. Бутейко М.М. О методе Бутейко из первых рук / М.М. Бутей- ко, В.К. Бутейко // Астма и аллергия. — 2005. — № 1. — С. 24-25. иблиография 51
22. Бутейко К.П. Комплексные методы исследования сердечно- сосудистой системы и дыхания // Вопросы функциональной диагностики. — Новосибирск. 1969. С. 94-99.
23. Аверко Н.Н. Нейрогенная гипервентиляция и актуальные проблемы современной кардиологии // Учебное пособие. Но- восибирск : Новосиб. гос. ун-т, 2001, 96 с.
24. Бутейко К.П., Генина В.А., Насонкина Н.С. Реакция саногене- за при лечении методом ВЛГД // Немедикаментозные методы лечения больных бронхиальной астмой. Тез. докл. Всесоюзн. конф. — М., 1986. С. 67-68.
25. Bowler SD, Green A, Mitchell CA. Buteyko breathing techniques in asthma: a blinded randomised controlled trial. Med J Aust 1998; 169: 575-578 26. Cooper S, Oborne J, Newton S, Harrison V, Thompson Coon J, Lewis S, Tattersfield A. Effect of two breathing exercises (Buteyko and pranayama) in asthma: a randomised controlled trial Thorax 2003; 58 : 674-679. 27. Кохановский В.П. Философия и методология науки: Учебник для высших учебных заведений. — Ростов н/Дону., «Феникс», 1999 — 576 с.

Никто ничего еще не написал, будьте первым.

ОСТАВИТЬ ОТЗЫВ

Ваш e-mail не будет опубликован.

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)